Новости    Библиотека    Карта сайтов    Ссылки    О сайте



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Грот Ревущего льва

Восемь лет спустя после открытия пещеры Монтеспан, продолжая исследования в предгорьях Пиренеев, мне случилось проникнуть в другой подземный поток, похожий на поток Монтеспан. Как и он, ручей Лябастид (в Верхних Пиренеях) прорезает гору насквозь, и здесь я также пытался проследить его течение из конца в конец.

Первая рекогносцировка была довольно трудной, потому что к ней я приступил в начале весны, в период полых вод. Пришлось пролезать в наклонную трещину, куда уходил ручей, ползти между водой и камнем по ложу из жидкой грязи и обдирать спину о шероховатости низкого потолка. Дальше уже можно было выбраться из этого "прокатного станка", где оглушительно бурлила вода, а ток воздуха грозил потушить ацетиленовую лампу, заменившую мою жалкую свечку былых времен.

Выйдя, наконец, в высокий большой зал, я быстро его пересек и опять попал в извилистую и низкую галерею, но присутствие тяжелого зараженного, негодного для дыхания воздуха заставило меня уйти. После я вернулся к этому подземному ручью, прошел по его течению и дошел, не встретив вредных газов, до прекрасного подземного озера; переплыл его, но наткнулся на сифон. Нырнув, прошел сифон, но за ним оказался другой, слишком глубокий и непреодолимый. В этом гроте все было против меня - не только вода, но и отравленный газом воздух, и я вышел из него в унынии. В другом гроте, находившемся по соседству, куда я направился, не одеваясь, меня ждал приятный сюрприз, вполне вознаградивший за напрасные труды. Насколько первый грот был неприятен и истощал силы ледяной водой, острыми камнями потока и чрезвычайно низким потолком, настолько второй грот приятно удивил своей обширностью и высотой сводов. Но, увы, на земле нет полного счастья! - горелка ацетиленовой лампы, и до того ведшая себя плохо в потоке, теперь дымила и давала такой слабый свет, что я стал похож на затерявшегося во мраке ночи светлячка. Поэтому, чтобы не заблудиться в совершенно незнакомом гроте, я решил все время держаться одной стены с расчетом вернуться и еще раз идти тем же путем.

Рисунок головы ревущего льва
Рисунок головы ревущего льва

В тот же день, когда, казалось, все вооружилось против меня, на мою долю выпала удача открыть новые доисторические изображения. Может быть, именно то, что обстановка заставляла держаться близко к стене, дало мне возможность всмотреться в нее особенно внимательно. Как бы то ни было, но с трудом удалившись на 300 метров от дневного света, я вошел в зал, напоминавший своим прибитым и утоптанным полом зал безголового медведя в пещере Монтеспан. Что-то мне подсказывало, что я здесь найду доисторические реликвии, и на самом деле, водя коротким пламенем вдоль потолка, я вдруг замер на месте, различив поразительный по своей реалистичности рисунок головы ревущего льва!

Случай - или то, что принято называть случаем, - привел меня с первых же шагов к открытию самых захватывающих из многих произведений искусства, одно за другим вскрывавшихся вокруг меня на стенах: лошади, бизоны, олени, каменные бараны, даже одна птица (дрофа) и человек в маске.

Но глаза невольно вновь и вновь обращались к большой кошке; голова животного - больше натуральной величины - поражала правдивостью изображения. Наморщившаяся морда, выступающая нижняя челюсть, широко открытая пасть придавали льву выражение дикой свирепости, подчеркнутое угрожающе оскаленными клыками длиной в девять сантиметров. Талантливый анималист заостренным камнем вырезал этот шедевр на шероховатом потолке зала, верно воспроизведя на память столкновение со львом.

В пещере Лябастид
В пещере Лябастид

Глубокая радость такого рода открытий заставляет забыть о трудностях и опасностях подземных исследований. Какими словами можно передать чувство, охватывающее человека, когда он совсем один, глубоко под землей, вдруг оказывается перенесенным на двадцать тысяч лет назад, находясь перед образцами художественного творчества первобытного человека, намного превосходящими древностью памятники египетского, ассирийского и хеттского искусства*. Это чувство, это духовное общение с бесконечно далекими предками я позже имел возможность разделить с графом Бегуеном и аббатом Брейль, спустившись с ними в грот Лябастид, как несколько лет тому назад в пещеру Монтеспан. Их привели в восторг вновь открытые свидетельства существования доисторического изобразительного искусства, а особенно ревущий лев и большая красная лошадь длиной больше двух метров: "одно из прекраснейших доисторических изображений", - как определили ее именитые ученые.

* (Хеттское искусство - художественная культура хеттов, достигшая расцвета во втором тысячелетии до н. э. Хетты, включавшие ряд племен и народностей, населяли почти всю Малую Азию (кроме северо-западной части) и северную Сирию.)

* * *

В тот же год, неустанно исследуя из конца в конец Пиренейскую цепь, я открыл еще один грот. Этот третий грот, находящийся в испанской Наварре, в дистрикте Пампелюн, далеко уступает по количеству и качеству находок пещерам Монтеспан и Лябастид; он очень невелик, совсем не живописен, что же касается до рисунков, то они и немногочисленны и плохо различимы из-за сильного изменения породы стен и покрывающих их выцветов селитры. Тем не менее на них все же можно различить силуэты лошадей, бизонов и оленей, представляющих интерес с точки зрения разрисованных гротов вообще. Расположенный в расстоянии 30 километров от баскского грота Истуриц и в 27 километрах от берега океана, грот Алькерди частично заполнил серьезный пробел, существовавший между декорированными гротами французских и кантабрийских Пиренеев, где, между прочим, находится по праву знаменитая пещера Альтамира.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостев Алексей Сергеевич разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://speleologu.ru/ "Speleologu.ru: Спелеология и спелестология"