Новости    Библиотека    Карта сайтов    Ссылки    О сайте



предыдущая главасодержаниеследующая глава

В шоймарской Чертовой дыре

(Ордогйук)

Дядюшка Плухар - тучный старик, астматик, более сорока лет проработавший под землей в каменноугольных шахтах. Он оставил там свое здоровье, молодость и легкие. Тем более надо быть признательным ему за то, что еще и сегодня он поднимается на верх старого известнякового карьера на горе Жирошхедь и проводит любознательных туристов через узкий круглый ход вниз по множеству крутых ступенек, по шатающейся железной лестнице в "желудок" земли - пещеру. Дядюшка Плухар связан с шоймарской пещерой и находящейся при ней турбазой так же неразрывно, как лето связано с солнцем. И каким это оказалось счастьем для нас!..

* * *

Стоя перед главным входом Чертовой дыры, мы с Шандором увидели железную решетку, а за ней большой висячий замок и минут десять злились, что напрасно проделали этот огромный путь пешком. А теперь вот не можем попасть в пещеру! О существовании дядюшки Плухара и о том, что у него ключи от входа, мы еще ничего не знали. Посоветовавшись, мы пошли искать другой вход. Может быть, он не так надежно закрыт? После поисков, продолжавшихся всего несколько минут, вход в пещеру, также закрытый решеткой, был найден. Он напоминал клетку тигров в зоопарке, но все же имелась возможность пробраться внутрь этой каменной ниши. В ее потолке имелся ход не шире человеческого тела, по которому можно было проникнуть в пещеру. Об этом свидетельствовал ток прохладного воздуха, дующий из отверстия. На этот раз мы были уже более осмотрительными и, чтобы не забыть какую-нибудь важную деталь, сначала устроили с Шандором совещание.

- Посмотрим карту-схему пещеры!

Сейчас мы находимся здесь. Вот и главный вход. Хотя на нашей схеме не обозначен масштаб, мы все же сможем рассчитать расстояние между неизвестными нам залами, а также всю длину ожидающего нас подземного пути. Ведь на карте обозначен еще один вход!

Посмотрим карту-схему шоймарской пещеры Чертова дыра! 1 - Выход; 2 - Храм; 3 - Зал Анонимуса; 4 - Сталактитовый коридор; 5 - Зал гуано; 6 - К Белому залу; 7 - Глазные впадины; 8 - К Красному залу; 9 - К Лабиринту; 10 - Большой коридор; 11 - Волчья яма; 12 - К Аду и Большому залу; 13 - Цирк; 14 - Вход. (рис. автора)
Посмотрим карту-схему шоймарской пещеры Чертова дыра! 1 - Выход; 2 - Храм; 3 - Зал Анонимуса; 4 - Сталактитовый коридор; 5 - Зал гуано; 6 - К Белому залу; 7 - Глазные впадины; 8 - К Красному залу; 9 - К Лабиринту; 10 - Большой коридор; 11 - Волчья яма; 12 - К Аду и Большому залу; 13 - Цирк; 14 - Вход. (рис. автора)

Между двумя входами по схеме восемь сантиметров. Как раз необходимые и достаточные данные для расчета. Чтобы узнать, чему соответствуют восемь сантиметров на местности, мы быстро измерили это расстояние шагами.

- Шестьдесят пять метров! - докладывает Шандор. Теперь, зная, что восемь сантиметров соответствуют шестидесяти пяти метрам, то есть, что в одном сантиметре схемы восемь метров, легко высчитать протяжение подземного пути.

Мы снова занимаемся измерениями на карте. У меня получается, что расстояние между двумя входами по главному коридору составляет семнадцать сантиметров, то есть приблизительно сто сорок метров. Чепуховое расстояние, всего десять минут ходьбы туда и столько же обратно. Свечек у нас достаточно, пойдем спокойно.

- В течение целого часа можем быть там! - восхищался Шандор, - поскольку у нас четыре свечи, если они будут гореть попарно, на это время обеспечат приличное освещение.

И действительно, мы не ошиблись: нас ожидало около ста сорока метров пути. Ошибка заключалась лишь в том, и мы не могли ее предвидеть, что в Чертовой дыре труднее пройти десять метров, чем в густом лесу один-два километра. Но не будем забегать вперед.

Тихонечко подтягиваясь и подталкивая друг друга, полезли по крутому, скользкому камину*, в котором сильный ток воздуха то и дело тушил наши свечи.

* (Камин - 1) слепой участок пещеры с возвышением потолка, которое вверху заканчивается трещиной или узким каналом; 2) крутой или вертикальный ход в пещере. В книге этот термин употребляется во втором смысле.- Н. Г.)

Что-то вылазка в пещеру начинается довольно тяжело! Ничего, дальше, наверно, будет легче и пойдем быстрее. Зажигаю вторую свечу. Наш узкий ход идет теперь горизонтально и даже слегка вниз. Вдруг предо мной открывается грот. Но где дно грота? Не вижу его, свет свечи не достигает пола. Подходит вспотевший Шандор, ворча на скалу, об уступ которой больно стукнулся коленом.

Надо спуститься в грот! Давай руку, Шандор, поддержи немного!

Но это довольно трудно и рискованно. На отвесной стене не нахожу никакой опоры. Чуть было не сорвался. К моему счастью, уже на глубине трех метров я достиг глинистого дна: ноги на что-то встали. Шандору было уже легче, так как я помогал ему снизу.

- Можешь стать мне на плечи, потом на руки. Там, на стене, есть за что уцепиться. Наконец мы по-настоящему внутри. Здесь уже будет намного легче. Согнувшись, проходим между серыми, гладко отшлифованными скалами все глубже и дальше. Интересные, волнующие минуты!

- А что ты думаешь, - спрашивает Шандор, - о том, как образовалась эта извилистая, ведущая то вверх, то вниз пещера?

- Наверно, вода вымыла, - отвечаю я после некоторого раздумья.

Похоже на истину, но как ты объяснишь, что вода, очевидно, текла вверх, а не вниз? Посмотри на тот широкий круглый камин! Потолок его похож на опрокинутый огромный котел. Если это работа воды, то здесь должны быть быстрое течение и водоворот, что пока всем и подтверждается. Но почему вода вытекала через потолок, а не дно? Может быть, здесь нарушены законы физики и не действует закон земного тяготения?

Мы раздумывали над этим довольно продолжительное время, а наши свечи тем временем горели и горели...

- Пошли дальше, Шандор, путь впереди еще длинный, и если идти такими темпами, то сомнительно, чтобы хватило наших свечек на обратный путь.

Однако "идти" быстрее нам не удавалось. То на животе, то на спине протискиваясь через узкие лазы, то широко расставив ноги и опираясь ими в противоположные стенки глубоких расселин, продвигались мы вперед. Вдруг справа открылся еще один ход. А сейчас куда идти?

- Это, наверное, Храм.

Ох, и неудобная же пещера, вот почему она Чертова дыра! Кое-где видим сталактиты, но они не так красивы, как мы их представляли по рассказам.

Теперь вперед пошел я, спускаясь на "пятой точке". Попадаю в небольшой зал. Посередине стоит скала, на ней висят странные "сушеные черносливы". Присмотревшись к ним получше, узнаем летучих мышей. Вот интересно! Они своими кожистыми крыльями прикрывают тело, а когтями цепляются за малейшие трещины на стенах и висят вниз головой. Снимаю одну, и, рассматривая, мы с Шандором расправляем ей крылья. От столь бесцеремонного обращения она просыпается. Мы кладем летучую мышь на камень, но она беспомощно бьется и не может почему-то подняться. Мне жалко бедняжку, и я пытаюсь подвесить ее обратно. Она моментально цепляется когтями за стену и, как только отнимаю руку, сразу же улетает. Два-три взмаха крыльев, и все летучие мыши тоже взлетают. За несколько секунд зал стал похож на взбудораженный пчелиный улей. Шандор прикрывается рукой. Что будет? Но скоро мы убеждаемся, что причин для волнения нет. Мыши не только не нападают, а спасаются от нас. На дне этого небольшого зала есть глубокий и узкий колодец, в нем они исчезают одна за другой. Прошло всего две-три минуты, а уже откуда-то издалека доносится их резкий писк. Тем временем свеча догорает. Пламя жжет ногти.

- Шандор, нужно спешить, если карта правильна, то мы на половине дороги.

Но куда идти? Кроме колодца, в котором исчезли летучие мыши, нет других ходов дальше. Придется следовать за ними. На дне колодца находим небольшой лаз, наполовину заполненный водой, но настолько узкий, что пролезть через него можно только ползком, вытеснив своим телом воду. Весьма неприятное дело, но иного выхода нет. Костюмы наши уже и так пропали. Продвигаемся вперед опять-таки намного медленнее, чем предполагали.

Мы должны экономить свечи, Шандор! Две уже сгорели! Оставшиеся нельзя зажигать одновременно! Я зажгу одну, вторая пусть остается в сумке про запас, она нам еще пригодится. Я буду освещать дорогу, а ты возьми сумку!

На скале висят странные 'сушеные черносливы'
На скале висят странные 'сушеные черносливы'

Тяжело дыша, пробираемся по коридору, сплошь покрытому известковыми натеками. От того, что приходится почти все время ползти, болят колени, локти и спина. Инстинктивно чувствуем, что нужно спешить: не очень-то у нас много времени все рассматривать. Ведь нам еще нужно вернуться обратно!

- Послушай, нам ведь все равно возвращаться этим путем. Так зачем же тогда таскать за собой сумку? Давай оставим ее здесь! - вносит Шандор рационализаторское предложение, и я, как сторонник всего нового и прогрессивного, одобряю его решение.

В сумке, подвешенной на один из сталагмитов Сталактитового коридора, осталась наша последняя четвертая свеча. Ей было, наверное, неплохо рядом с бутербродами. А мы поползли дальше. Из Зала гуано мы смогли подняться в следующий небольшой грот пещеры, только применив альпинистские приемы скалолазания. К счастью, на почти отвесной скале мы нашли закрепленный стальной крюк, который послужил нам хорошей опорой при подъеме. Но вот перед нами снова отвесная стена, однако на ней железного крюка не оказалось. Я подсаживаю Шандора, потом он, свесив ногу, подтягивает меня. Дышим как паровозы, работать приходится крепко, но все же понемногу продвигаемся. Перед нами два круглых отверстия. Куда они ведут? Не знаем. Как глазные впадины великана смотрят на нас эти дыры. На карте они не обозначены. Где мы сейчас находимся? Смотрим схему. На ней здесь развилка, но идет она как раз в противоположном направлении.

- Может быть, обозначенная развилка будет где-то дальше? Пошли вперед, Шандор!

Опускаемся вниз по крутому, скользкому глинистому скату. Снова находим, закрепленный крюк, при помощи которого спускаться значительно легче. Да, положение не из приятных. Лежа на боку и прижимаясь спиной к стене, ползем по узкому каменному карнизу. Ширина его немногим больше тридцати сантиметров, а прямо под нами зияет широкая и глубокая пропасть.

- Ну, стоит здесь поскользнуться - и конец!

Я такого же мнения, но молчу, потому что Шандор не прошел еще самый трудный участок.

- Чепуха все это, иди смелей, Шандорка! Я даже вижу дно пропасти, и вообще не так уж глубоко!

И этот участок наконец успешно преодолели. Скатившись на спине по глинистому склону, мы сравнительно легко достигли его подножия. Места было достаточно, мы могли спокойно встать в полный рост. Между тем уже и эта свеча начала жечь ногти. Фитилек скривился, и, вспыхнув в последний раз, огонек погас. Мы стояли с Шандором в кромешной темноте. Как выяснилось позднее, находились мы в Волчьей пасти.

- Ну, вынимай последнюю свечу, Шандор! Дальше идти нельзя. С этой последней свечой, зная дорогу, еще можно успеть вернуться к выходу, если поторопиться, - говорю я и жду, что Шандор протянет мне руку со свечой.

Я мог, конечно, ждать сколько угодно! Шандор ждал от меня того же самого... Через несколько минут мы вспомнили, где осталась наша последняя свеча. Но даже спичек было у нас только штук пять. Друг друга мы не видели.

Освещая себе дорогу оставшимися спичками, мы прошли наугад метров десять или двадцать, потом остановились на краю новой пропасти. Усиленно напрягали зрение, но ничего не видели. Решили отдохнуть. Устроились относительно удобно на нагроможденных камнях. Прошли многие минуты, а может быть и часы. Мы начали мерзнуть и дрожать от холода. Потом прижались друг к другу спинами, но от этого не стало ни теплее, ни светлее...

* * *

Дядюшка Плухар, сидя на пороге своего домика, любовался огненным закатом солнца.

- Мать, иди-ка сюда, у тебя глаза лучше, чем у меня! Посмотри на тех людей, не к нам ли они идут?

Тетушка Плухар выпрямилась и подняла руку к глазам:

- Кажется, две женщины и один мужчина... с рюкзаками. Смотри, старый, не проболтайся, если они остановятся у нас! Ты мог бы уже знать, что эти будапештские пьют только коровье молоко. Запри козу побыстрее!

- Далеко еще до трамвайной остановки? - спросил мужчина, идя по дороге на Пилишверешвар.

- Бог в помощь! - и тетушка Плухар поправила передник. - Какую остановку изволите спрашивать?

- Ну конечно остановку восемьдесят третьего!

Обе женщины были явно утомлены. Волосы их растрепались, косметика на лицах размазалась. Одна, очевидно, очень хотела пить и сразу же спросила, можно ли достать свежей воды.

- Заходите, пожалуйста, далеко вы забрели, мои бедненькие.

Тем временем и дядюшка Плухар вернулся из хлева. Три будапештских экскурсанта остались ночевать в лесной сторожке.

Надо сказать, что они остановились не в плохом месте! Если до сих пор они не знали, что значит веселиться, то, выпив шоймарского вина в доме дядюшки Плухара, это скоро усвоили. Хозяин оказался на высоте. Хотя он и не выдал секрет жениной "коровы", то все же не позволил обмануть столь милых и усталых гостей, поставив перед ними на стол пятилитровую бутыль, наполненную по самое горлышко палинкой*.

* (Палинка - венгерская водка)

* * *

Руки и ноги коченели от холода. Время от времени я вставал, совершал те разогревающие движения, которые можно было применить в этих условиях без опасностей потерять равновесие и упасть, но напрасно - согреться не смог. Шандор тоже стучал зубами. Немного спустя он даже потерял всякое желание разговаривать. Только теперь начал доходить до сознания весь ужас нашего положения. Никто на свете не знал о том, что мы были здесь. Ожидание неизвестно чего в этом глубоком мраке, холоде, сырости и тишине вызывало у нас жуткое чувство. В пещере когда-то протекала вода. А если она сейчас снова зальет ее? Я думаю, что наше положение намного бы не ухудшилось.

То здесь, то там слышен стук падающих капель. Слушаю, как они отсчитывают течение времени, которое здесь человеческие органы чувств не способны воспринимать. Меня клонит ко сну. Кажется, Шандор уже уснул от изнеможения.

Возможно, мы больше уже не проснемся?..

Но что это такое!? Я сразу ожил. Издали донесся звук, похожий на протяжный демонический смех. Может быть, мне мерещится? Нет... может быть... Шандор, оказывается, тоже не спит и хватает меня за руку.

- Ты тоже слышал? Тс-с!

Протяжный гул заполняет зал. Шум все усиливается, приближаясь к нам. Мы словно каменеем, затаив дыхание и стараясь даже приглушить удары сердца, впиваемся глазами в мрак. Подобный гул слышишь обычно в закрытых бассейнах или в бассейнах водолечебницы Геллерт, где вода и высокие своды делают звуки неразборчивыми и протяжными, сливая последующие с эхом предыдущих. По спине пробегают мурашки. Люди! Вот сейчас можно разобрать женский голос. Гудит, шумит вся пещера.

- Шандор! Поют!

И действительно, старик Плухар и его новые гости во все горло распевают песенку: "Пил я красное вино, нас, моя звезда, веселит оно..."

Прошло еще две минуты - и мы были спасены. В зале Цирк голос четверых веселых посетителей пещеры осекся.

Из непроглядной тьмы появились два взъерошенных призрака.

Этой ночью дядюшке Плухару еще не раз пришлось ходить в подвал за вином...

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск






© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостев Алексей Сергеевич разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://speleologu.ru/ "Speleologu.ru: Спелеология и спелестология"