Новости    Библиотека    Карта сайтов    Ссылки    О сайте



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Неожиданный поворот

Бюкк удивителен! Чем больше смотрю и глубже проникаю в его тайны, тем больше загадок ставит он передо мной. К таким загадкам относятся и бюккские пещеры. Мы провели успешно уже полный цикл окраски воды, но все еще почти ничего не знаем о них. Воды, уходящие в яворкутский и болхашретские поноры, так же как и банкутские и чепешкутские, появляются снова на поверхности в омашшском источнике Гарадна. Стало быть, довольно точные контуры карстовой водосборной площади источника Гарадна были найдены. Флуоресцеин показал также территорию карстового бассейна родников Маргит и Шебешвиз. Окраска воды источников пещеры Анны прошла, однако, с большим трудом. Не хотели они окрашиваться - и все! Но источники должны ведь брать откуда-то свое начало?

От яворкутского понора до источника пещеры Анны вода проделывала свой путь за восемь часов. Правда, мы ее поторопили, послав вслед за ней всю воду яворкутского озерка. От Банкута в неизвестном направлении пять дней продолжалось ее таинственное блуждание. Окраска обошлась в килограмм флуоресцеина. Еще счастье, что в это время я получил от Института геологии новую порцию; впрочем, едва ли бы я мог без нее продолжать в таких больших масштабах "допрос" гор.

Однако теперь мне совершенно ясно, что под Бюкком нет предполагаемой единой системы пещер, а есть лишь изолированные друг от друга довольно обширные сети подземных пустот. Сколько их? По крайней мере восемь больших и неизвестно сколько маленьких. К каждому большому бюккскому карстовому источнику прилегает пещера. Только эти пещеры меньшего размера, чем пещеры Аггтелек, так как в их образовании никогда не участвовала эрозия с помощью кварцевого песка, а она играет огромную роль. Окраска воды дала возможность теоретически обосновать существование и разграничение пещер, но на практике они еще не были разведаны.

Вопрос открытия бюккских пещер был настолько интересным, что я решил в самое ближайшее время написать об этом специальную статью в вестник Института геологии. Я хотел заинтересовать наших спелеологов перспективой увлекательнейших открытий. Быть может, другим с успехом удастся сделать то, на что у меня не было ни времени, ни возможностей. Ведь проклятый источник пещеры Анны отнимает у нас вот уже пятый день!

Собственно говоря, мы только тогда впервые обратили внимание на странное помутнение внешнего источника пещеры Анны, когда после окрашивания Синвы наблюдали за ним продолжительное время. С тех пор как я окрасил воды болота Фекеташар и пещеры Иштвана, мы днем и ночью ждали появления в источнике зеленой воды. Нам так часто приходилось встречаться с этим таинственным помутнением, что оно стало проблемой более волнующей, чем вопрос происхождения источника.

В самом деле, странно было видеть, как в одну минуту кристально чистая вода пещерного источника превращается в желто-коричневую и как эта кипящая илистая масса через тридцать-сорок секунд снова становится абсолютно прозрачной.

Явление совершенно непонятное. К тому же помутнение появляется не в определенное время, а всегда совершенно неожиданно. Иногда полдня ничего не происходит, а ночью в течение какого-нибудь часа раз пять поднимается из глубокой воронки коричневое облако ила. Иногда, наоборот, ночь проходит спокойно.

В течение пяти дней, беспрерывно меняясь, мы круглые сутки сидели у источника, не отрывая от него глаз, и ждали появления мути, чтобы разгадать секрет. Но до сих пор мы не продвинулись ни на шаг вперед.

Странно и то, что с появлением мути не происходит ни малейшего изменения в дебите источника. Взяли для пробы на химический состав мутную и чистую воду. Сравнили. Никакой разницы. На дне бутылки с мутной водой довольно быстро образовался рыхлый бурый осадок, а вода в течение нескольких минут снова стала чистой. По заключению нашего химика Тамаша Манди, рыхлый осадок состоит в основном из коллоидных частиц гидроокиси железа. Ну и что же? Это нам все равно ничего не дало.

Меня очень раздражало, что я никак не могу сдвинуть с места решение данного вопроса. Злит, что столько драгоценного времени пропадает на расследование одной проблемы. Однако теперь я уже не могу оставить дело на полпути и не довести его до конца. Мои мальчишки очень серьезно огорчены тем, что после находки весел мы прекратили дальнейшее исследование Летрашской пещеры и теперь я заставляю их бесполезно проводить время. Но что я мог поделать?

Я должен проникнуть в суть этого явления. Нет ничего хуже, когда природа наделяет человека таким беспокойным и неугомонным характером. Однажды, будучи еще школьником, я поплатился за него, когда сидел над сборкой дьявольски сложного замка и мои родители в течение двух ночей даже силой не могли меня уложить в постель.

В воскресенье я обещал дать всем выходной. Кто пойдет в Мишкольц, кто в Тапольцу, кто купаться, кто гулять с девушками, кто будет спать с утра до вечера.

Таким образом, в течение двадцати четырех часов я буду единственным дежурным в пещере.

А вдруг повезет? Приобретение лотерейного билета тоже обычно начинается этим оптимистическим возгласом.

* * *

Вот уже восемь часов сижу в сыром коридоре пещеры. Восемь часов смотрю на бьющий ключом и почти неподвижный чистый источник. Время от времени наливаю воду в карбидную лампу, но и тогда не спускаю глаз с расходящейся кругами зеркальной глади воды. Ужасно утомительно однообразное сидение в сумерках. Никаких происшествий. Вода ни за что на свете не хочет мутнеть. Проходят минуты. Проходят часы. Начинает сосать под ложечкой.

И вот как раз, когда я подумал о том, что нужно бы встать и немножко поразмяться, в воде источника появилась черная змея. Ошеломленный, смотрю на происходящее. Хорошо ли я вижу? Может быть, рябит в глазах? Нет, она действительно там, прямо предо мной, в каком-нибудь метре. Сначала было видно лишь сантиметров пять ее хвоста. Она спокойно, степенно размахивала им. А затем появилась из темного отверстия уже на десять сантиметров. Похожа на все утолщающуюся черную палку. Почти вертикально стоит в воде. Но это не змея, а форель. Теперь ее очень хорошо видно.

Вот уже восемь часов сижу в сыром коридоре пещеры
Вот уже восемь часов сижу в сыром коридоре пещеры

Как она попала под землю? Тянусь за лампой, чтобы лучше рассмотреть, но молниеносное движение - и рыбы нет, исчезла в таинственном каменном отверстии источника. Я еще не пришел в себя от изумления, вдруг вода стала коричневой, как кофе, а через полминуты снова оказалась чистой.

Догадка осенила меня. Я вскочил и бросился из пещеры. Ломаю в кустах длинную тонкую палку. Очищаю ее от листвы и снова бегу в пещеру, к источнику. Плещется чистая вода. Втыкаю палку глубоко в каменный проход. Тотчас заклубилось облачко кофейного цвета. Я начинаю понимать. Так вот для чего нужно было проводить нам здесь столько дней и ночей?! Проклятая форель! Так шутить над серьезными людьми, это слишком! Сколько раз в темноте она натыкалась на стены источника, сколько раз приносила с собой илистый осадок, а из глубины появлялась вода цвета кофе.

Вот как выглядит порой неожиданное открытие, когда человек стремится проникнуть в тайны природы. Случается, однако, что оно выглядит и по-другому. Как? Об этом я тоже могу рассказать.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостев Алексей Сергеевич разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://speleologu.ru/ "Speleologu.ru: Спелеология и спелестология"