Новости    Библиотека    Карта сайтов    Ссылки    О сайте



предыдущая главасодержаниеследующая глава

В преисподней

8 сентября к нам приехали гости: Ласло Вертеш и Иштван Венкович. Мы готовились к обследованию нижнего конца пещеры, и они пришли очень кстати, приняв участие в этом разведывательном походе. Оба спелеологи, у обоих счастливо блестели глаза. Четвертый член нашей экспедиции - Лаци Вербай.

Был полдень, когда мы приготовились к спуску. Снаряжения очень много. С собой нужно было взять резиновую лодку, весла, шесты, по крайней мере на два дня продуктов, запасную одежду и большое количество карбида. Карбид и продукты упаковали с таким расчетом, чтобы неиспользованное количество можно было оставить в пещере. Цель экспедиции - пройти дальше последней разведки Ревеса и Мадяри и достигнуть конца пещеры.

Но как мы узнаем, что действительно дошли до конца, а не просто наткнулись на какое-то новое препятствие? И мы решили на самой дальней точке, откуда уже не сможем продвигаться вперед, подкрасить воду ручья флуоресцеином и точно заметить время. У выхода источника на поверхность один из наших товарищей со сверенными часами в это время будет следить за появлением в источнике Комлош зеленой воды. Так выяснится, какой длины путь от места окраски до источника делает подземный ручей. Если зеленая вода появится в источнике через небольшой промежуток времени после окраски, значит, мы достигли конца пещеры. Если же пройдет больше часа, тогда нас ждет разведка более отдаленных неизвестных участков.

Еще на поверхности мы приготовили соответствующий аммиачный раствор флуоресцеина и, наполнив им две литровые бутылки, тщательно их упаковали, чтобы драгоценную краску в целости доставить к далекому месту назначения. Приготовленное снаряжение я отправил за час до нашего отхода с пятью товарищами к сифону Веревочной лестницы. Нам теперь необходимо было экономить силы. Впереди решение большой задачи.

Проводив группу со снаряжением, мы пообедали и переоделись. Опыт научил нас, как нужно одеваться, отправляясь в длительный путь, где придется иметь дело с водой. Вниз мы надели толстое теплое белье и свитеры. На все это натянули резиновую одежду, которая, собственно говоря, представляла собой доходящие до под мышек резиновые сапоги. Чтобы она не порвалась о камни, поверх натянули защитную одежду - комбинезоны. В таком одеянии движения, конечно, немножко скованны, но зато оно непромокаемое и теплое. В час пополудни мы со своим другом Жиди, который с семи часов вечера должен будет наблюдать за источником Комлош, сверили часы и простились с остающимися на поверхности товарищами.

До сифона Веревочной лестницы дошли сравнительно легко. Около Свинушника встретились с нашими товарищами, возвращавшимися от сифона Веревочной лестницы. Они доложили, что все в целости доставили к условленному месту. С громоздкими и тяжелыми тюками было крайне трудно спускаться по стремянке. Но все обошлось благополучно, и теперь мы уже могли продолжать наш путь.

Мы прошли несколько очень высоких залов, потом вступили в широкий, великолепный сталактитовый коридор. Мы почти все время шли по колено в воде, а нашу резиновую лодку, положив в нее пожитки, толкали перед собой.

Все чаще появлялись туфовые плотины, с них падали каскады. Здесь уже приходилось прощупывать дно шестами. Вода была настолько прозрачной, что дно виднелось повсюду, однако определить точную глубину при свете карбидных ламп было невозможно. Местами, где она достигала полутора метров, мы еще могли идти, там же, где было на десять сантиметров глубже, она заливалась в наши брюки. Из-за высокой воды продвигаться было тяжело, но, нужно признаться, эти озерные участки - самая красивая часть пещеры.

Холодную воду сквозь резиновую одежду и теплое белье мы ощущали настолько, что вспоминали о Ревесе и Мадяри, пробиравшихся здесь почти голыми, с чувством самого большого восхищения и уважения.

Затем последовали два сифона, о которых рассказывали наши товарищи. Мы благополучно перешли их, даже не особенно промокнув*. За ними галерея стала более обширной, но исчезли сталактитовые образования. Эти темные неприветливые участки коридоров после многочисленных сталактитов позволили нам "отдохнуть" от впечатлений. Вскоре, однако, в коридоре опять появились сталактиты и еще чаще, чем раньше, стали попадаться туфовые плотины.

* (Имеются в виду, очевидно, такие участки тоннеля пещерного ручья, которые превращаются в сифоны во время половодья. - Н. Г.)

Уже шесть часов мы были в пути. Отыскав для отдыха подходящее сухое место, мы поужинали и, сложив там на один раз запас еды и достаточный для обратного пути запас карбида, отправились дальше.

Местами вода была настолько глубокой, что приходилось садиться в лодку. Лодка одноместная. Через участок глубокой воды переправлялись по одному, остальные подтягивали за веревку лодку обратно, и тогда переплывал следующий. Такое продвижение, само собой разумеется, шло очень медленно. Поэтому по возможности к лодке не прибегали. Часто спотыкались о туфовые плотины, которые пересекали русло под водой. Мы уже подумывали о том, что пропустили отметки Ревеса и Мадяри, когда на одном из каменных мостов заметили надпись: "Мадяри - Ревес. 17 августа 1952 года". Значит, до этого места смогли дойти инициаторы героического похода. Без соответствующего снаряжения это было подвигом. Ведь мы в резиновой одежде, с лодкой и то, что скрывать, уже устали.

Спуск с верхнего обхода сифона Веревочной лестницы
Спуск с верхнего обхода сифона Веревочной лестницы

Загадочная пещера, однако манила все дальше. Глубина больше двух метров. Снова прибегнули к резиновой лодке. Чтобы переправиться по одному, потребовалось полчаса. По берегу ручья тянулись вверх крутые острые скалистые гребни. Мы старались продвигаться как можно быстрее. Где же конец этому удивительному пещерному миру?

Еще на километр продвинулись вперед. Теперь попали, вероятно, в очень большой зал, так как свет карбидных ламп только слегка давал возможность догадываться о его громадных размерах. Может быть, здесь конец пещере? Какое там! Коридор с текущим в нем ручьем ведет дальше.

Мы закоченели от пронизывающего холода. Почти приятными становились мелководные участки, где приходилось идти в воде по колено.

Пещера, однако, сужалась прямо на глазах. Будто не к источнику мы приближались, а к понору. В коридоре, настолько низком, что мы могли идти под его сводчатым потолком только согнувшись, вода доходила до пояса.

Теперь каждое мгновение мы ждали конца пещеры. Каким он будет? Вдруг между громадными каменными глыбами исчезнет ручей и коридор сделается непроходимым, превратится в узкую щель? Но возможно, постепенно понижаясь, как в сифонах, потолок достигнет уровня воды, и это будет концом пещеры?

Во всяком случае, мы рассчитывали не на то, что встретили. Совсем неожиданно мы достигли небольшого зала с отвесными стенами, на дне которого было довольно глубокое озеро. В него втекал монотонно журчащий ручей. Выхода отсюда видно не было. Несмотря на смертельную усталость, мы тотчас приступили к обследованию зала. Стоя в воде маленького озера и ногами простукивая низ стены, мы смогли установить, что пещера продолжается в одном из направлений под водой. Итак, мы снова имели дело с сифоном, который на этот раз совершенно закрывал нам путь. Несмотря на тщательные поиски, обходного пути мы не нашли.

После короткого совещания решили: раз нет другого выхода, подкрасить воду исчезающего ручья здесь. Было половина одиннадцатого ночи, когда мы вылили краску из наших бутылок и тронулись в обратный длинный путь через всю эту великолепную пещеру Мира. На следующее утро мы вышли на поверхность, а дежуривший у источника был уже в лагере. Он сообщил, что в семь часов утра пришла к источнику смена и он передал вахту. С половины одиннадцатого вечера свой цвет вода в источнике не изменила. Не зазеленел источник и девятого, прошло и десятое, а окрашенная вода не появлялась.

По-видимому, слишком маленькой была доза флуоресцеина. Ференц Тамаш, Ласло Марко и Тамаш Манди с новой, гораздо большей дозой красителя десятого вечером отправились в путь и на рассвете одиннадцатого в пять часов снова окрасили воду у последнего сифона.

Бедному Фери Тамашу этот поход дорого обошелся. Уже на обратном пути у сифона Веревочной лестницы он сорвался со скользких ступенек с высоты приблизительно семи метров.

Окрашенная вода в источнике Комлош появилась более чем через семьдесят часов. Не было сомнения: последняя точка, достигнутая разведкой, - это не конец пещеры Мира, и за сифоном ждут нас еще длинные участки. Но как перейти через сифон? Вертеш предлагает использовать водолазный костюм. Он хочет организовать водолазную экспедицию.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостев Алексей Сергеевич разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://speleologu.ru/ "Speleologu.ru: Спелеология и спелестология"