Новости    Библиотека    Карта сайтов    Ссылки    О сайте



11.12.2017

Как работают крымские спелеологи в пещерах полуострова

Спасатели – это люди, которые придут на помощь в любую минуту. Они работают сплочёнными и чётко организованными командами. В команды входят представители различных специальностей: и пожарные, и водолазы, и врачи, и альпинисты... Спектр очень широк, но сегодня речь пойдёт о спасательных работах в крымских пещерах.

Спасатели
Спасатели

Не дожидаясь сигнала

Когда случилась беда, нужно звать на помощь. Но если несчастье произошло под землёй, то на мобильную связь рассчитывать не приходится. Поэтому большинство спелеологических команд перед вылазкой в пещеры ставят в известность спасателей, которые дают им рекомендации и предупреждают о возможных сложностях на маршруте.

– Кроме этого, группа, которая идёт в путешествие, оставляет так называемый контрольный срок. Оговаривается дата, когда они должны сообщить нам, что у них всё хорошо. Если этого не происходит – это сигнал к началу спасательных работ, – поясняет Максим Козлов, начальник Симферопольского аварийно-спасательного отряда «КРЫМ-СПАС».

Если же возникают околоопасные условия, например, погодные, спасатели действуют, не дожидаясь сигнала о помощи. Максим Козлов вспоминает одну из таких историй.

– В 1993 году спасательные работы в Красной пещере стартовали без всякого заявления со стороны спелеологической группы и до истечения контрольного срока. Дело в том, что за четыре дня до окончания экспедиции начались февральские «окна» – резко потеплело, стал таять снег, и в пещеру пошла вода, – пояснил ситуацию наш собеседник.

Распространённый стереотип

Как это ни удивительно, заблудиться в пещерах сложно. Это скорее стереотип, и для Крыма такая ситуация не характерна. За всю историю спасательных операций, с начала 60-х годов прошлого века, таких случаев были единицы.

– Есть три группы людей: новички, люди, которые имеют некоторый опыт, и очень опытные. Новички и очень опытные – это клиенты спасательных служб, потому что первые всего боятся и ничего не знают, а вторые – ничего не боятся и думают, что знают всё. Что одно, что другое – плохо, – говорит Максим Козлов. – Наиболее распространённые ситуации, в которых требуется помощь спасателей,– это травмы из-за падения на вертикальных участках.

Год на год не приходится

Спасательные работы в пещере
Спасательные работы в пещере

К счастью, спасательные работы в пещерах – явление нечастое.

– В этом году было два случая, – вспоминает Максим Козлов. – И это много. Первый – это достаточно необычные спасработы в пещере глубиной около восьми метров. Человек шёл мимо и вообще не догадывался о существовании пещеры, поскользнулся на снежном насте и слетел вниз. Сильно побился, но остался жив. Это произошло на Долгоруковской яйле. На моей памяти таких случаев ещё не было.

Второй случай – трагичный. Произошёл в пещере Монастырь-Чокрак во время майских праздников. Московский спелеолог сорвался с высоты 80 метров и погиб.

Каменная ловушка

Одна из неприятных особенностей спелеологии заключается в том, что прохождение пещер бывает связано с преодолением отдельных узких лазов.

– Где-то на заре туманной юности была у нас такая история, когда один участник группы застрял, – воспоминает спасатель. – Одни из первых работ, в которых мне приходилось участвовать, – это работы в пещере Дружба на Караби-яйле. Парень из нашей группы, а он был достаточно высокого роста, застрял на горизонтальном участке, в узости. Ход имел вид замочной скважины, и человек ростом выше 185 сантиметров проходил его очень тяжело за счёт длины голени. Ни одна из мышц, которые находятся в человеческом теле, не может повернуть ногу туда, куда необходимо. Проблема обычно решается другим человеком, который передвигает ногу буквально на 5-7 сантиметров с условием, что всё происходит спокойно. Но этот парень начал нервничать, суетиться – и заклинился в «замочной скважине». Он просидел там больше восьми часов, но всё обошлось. Его в конце концов всё-таки провели вперёд – развернуться было невозможно, привели в чувство и благополучно вывели на поверхность.

Солдатская смерть

Одна из самых запоминающихся спасательных операций под землёй, в которых приходилось участвовать Максиму Козлову, произошла в 90-х в самой глубокой крымской пещере – Солдатской.

– В группе, которая туда спускалась, был парень, который постился, – рассказывает спасатель. – Дело было во время Великого поста. А пещера достаточно сложная, холодная, с водой. Кроме того, парень был нездоров, начиналась то ли пневмония, то ли грипп. Всё это кончилось быстропротекающим отёком лёгких – в течение нескольких часов он умер.

Никакой мобильной связи в то время не было. Когда с парнем что-то стало не так, его напарник выбрался на поверхность, добежал до метеостанции, вызвал спасателей. В том районе лежал глубокий снег, помощь подоспела только спустя восемь часов.

Французский опыт

По словам нашего собеседника, серьёзный прорыв в ведении спасательных работ под землёй для Крыма и всего постсоветского пространства произошёл в 2004 году. Тогда Спасательная служба Крыма и Украинская спелеологическая ассоциация вместе с испанскими и французскими спасателями провели первые на территории бывшего Советского Союза тренировочные сборы по спасательным работам в пещерах. Максим Козлов говорит, что этот опыт оказался невероятно полезным для крымских специалистов.

– Франция – мегакарстовая страна, там огромное количество пещер, и число происшествий в год с привлечением спасателей на порядок больше, чем на всём постсоветском пространстве. По системе, которая разработана во Франции, успешно работает большое количество спелеоспасательных служб. Мы тогда впервые увидели носилки для работы в ограниченном пространстве. А как известно, если человек получил какие-то травмы под землёй, то переносить его на обычных носилках невозможно,– поделился спасатель.

Не так, как когда-то

По оценке Максима Козлова, сегодня спелеология в Крыму непопулярна.

– По-настоящему популярный спелеотуризм закончился в 1991 году. Тогда на майские праздники очередь в пещеру из 5-7 групп – это было нормально. Советское время было золотым для спелеотуризма в плане массовости. Такого количества спелеологов не было больше никогда и, я так думаю, не будет. Появилось много других видов активного отдыха: где-то проще, где-то дешевле, где-то моднее. Поэтому говорить, что сейчас это мегапопулярное хобби – совершенно неправильно. Другое дело, увеличилось количество людей, которые не занимаются спелеологией серьёзно, а просто ходят в пещеры от случая к случаю, – говорит Максим Козлов.

Сегодня основная работа нашего собеседника – подготовка спасателей, их обучение, повышение квалификации. Тренировки проводят в разных точках полуострова.

Мария Устинова


Источники:

  1. gazetacrimea.ru





Пользовательский поиск






© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостев Алексей Сергеевич разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://speleologu.ru/ "Speleologu.ru: Спелеология и спелестология"