Новости    Библиотека    Карта сайтов    Ссылки    О сайте



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Пещера чудес в Шаторкепуста

Еще в июне 1946 года в самый летний зной на очередном заседании Общества друзей природы, которые проходили обычно по средам в вечерние часы, я заинтересовался одним из писем, прочитанных нам Иштваном Венковичем. Письмо прислали из Дорога незнакомые молодые шахтеры. Оно состояло всего из нескольких строк:

"Уважаемые разведчики подземелья, товарищи по профессии! Мы тоже очень любим наши горы, проводя в них весь свой досуг. К сожалению, у нас очень мало времени для походов. Интересуемся мы и пещерами, хотя не во всем там разбираемся. Просим вас, если найдется какое-нибудь лишнее снаряжение, пришлите его. Заранее очень благодарны! На прошлой неделе мы с младшим братом взрывали мины у подножия горы Штражахедь. После войны их еще очень много в лесах. Делали мы это просто ради своего удовольствия. Во время войны немцы на склоне горы Штражахедь начали разработку нового известнякового карьера, вывозя отсюда камень на постройку дотов. В одной из стен карьера мы обнаружили небольшую расселину, ведущую в пещеру. Нам бы хотелось пройти в нее, так как брошенный туда камень катился очень долго. Если вас интересует эта пещера, приезжайте, посмотрите. Будет у нас время, мы с удовольствием вам поможем. Желаем удачи,

Братья Вархиди (Вончина) из Дорога".

Я попросил письмо у Венковича, который уже тогда был признанным спелеологом, и решил, что еще до начала занятий в университете выкрою время осмотреть упомянутую скальную нишу. Правда, многого я не ожидал от этого сообщения, ведь мы очень часто получали от восторженных любителей подобные письма о новых "чудесных пещерах", и каждый раз оказывалось, что речь идет или об известной уже пещере, или о скальных нишах, которые только фантазия их "открывателей" возвела в категорию пещер.

* * *

Район Дорога, который находится в сорока с лишним километрах от Будапешта, я еще совсем не знал. А поскольку мне, как будущему геологу, надо было бы познакомиться с одним из самых больших угольных бассейнов страны, я решил знойным утром 28 августа отправиться пешком из Будапешта в дальний путь на Дорог.

Уже смеркалось, когда я дошел до села Кестельц. Отсюда, судя по карте, до горы оставалось всего четыре километра. В селе я немного отдохнул. Теперь дорогу к карьеру мне освещал месяц.

Наконец я подошел к горе Штражахедь. Ее отвесные стены, по всей вероятности, образовались в геологическом прошлом по линиям разломов во время поднятия известнякового массива, сложившегося в третичный период. Когда-то по глубоким трещинам поднималась из недр горячая вода, она и могла образовать пустоты в известняке. Пещеру иного происхождения здесь трудно себе представить.

Вот и вся теория. А какова действительность? Это сейчас предстоит разведать.

Колени подгибались от усталости, безбожно мучила жажда, но последние капли воды из своей фляги я вылил в карбидную лампу у скальной ниши, которую отыскал довольно быстро.

Заглядываю через узкую щель хода и рассматриваю при свете лампы небольшую, диаметром, может быть, в два метра, шарообразную пустоту. Внизу я вижу узкий, не шире человеческого тела, лаз. Залезаю в нишу и с недоумением смотрю вокруг. Она словно большой пузырь, а вогнутые стенки, к моему удивлению, совершенно мягкие, палец свободно входит в похожий на глину известняк. Странное явление. Продвигаюсь дальше. Пришлось снять намотанную на тело веревку, чтобы протиснуться в узкий лаз, ведущий вниз. Но это сужение имело длину не больше метра. Ноги болтаются под потолком какой-то более значительной пустоты. Освещаю лампой пространство под собой и вижу: до пола не больше двух метров. Спрыгиваю. Вокруг меня поднимается облако пыли. Здесь сухо, как на шоссе.

Любопытное зрелище: нигде ни одного ребра, ни одного угла. Все круглое. Пораженный, продолжаю разведку. Из одного пузыря перелезаю в другой. Я еще ничего подобного не видел! Или это только игра воображения? Создается впечатление, будто таинственная рука залила гипсом огромную виноградную кисть. Виноград уже давно сопрел, и только шаровидные оболочки свидетельствуют о когда-то налитых "гроздьях".

"Гроздья винограда" должны были быть действительно гигантскими! Диаметры многих шарообразных пустот не менее одного метра, а некоторые доходят до четырех. Стенки сухие, нигде ни капли воды. В каком бы месте я ни дотрагивался до них, они настолько мягкие, что рука оставляет след. Присматриваюсь к стенкам, особенно внимательно в тех местах, где они еще не тронуты. Ничто не указывает на причину мягкости породы. Точно такой же плотный, почти белый известняк, который наш профессор Элемер Вадас называл дахштейнским известняком. Замечаю в известняке извилистые кристаллические жилы, наполненные кальцитом, какие я видел неоднократно и на поверхности. Разница лишь в том, что там порода настолько твердая, что при ударах по ней молотком только искры сыпались, а здесь мягкая масса. Что за колдовство?

Стены покрыты белыми, искрящимися в свете лампы игольчатыми кристаллами
Стены покрыты белыми, искрящимися в свете лампы игольчатыми кристаллами

Из последнего огромного "шара" нет дальше хода, приходится возвращаться. Отправляюсь теперь по этому сказочному лабиринту шарообразных пустот в другом направлении.

Подхожу к совершенно круглой трубе. Освещаю ее и вижу, что осторожно по ней можно спуститься. Но замечаю еще и другое: на стенках тут и там белые кисточки, напоминающие свежевыпавший снег, блестящие пятна.

- Вот, чудеса! - восторгаюсь я, - вот удача!

Чем ниже спускаюсь, тем больше удивляюсь. Облик пещеры, состоящей и здесь из нагромождения огромных шарообразных пустот, увлекающих меня все дальше и дальше, совершенно преображается. Стены покрыты белыми, искрящимися в свете лампы игольчатыми кристаллами настолько густо, что их собственной поверхности уже совсем не видно от этих переливающихся всеми цветами радуги "алмазов".

Девственная, похожая на сновидение, красота пещеры меня совершенно покоряет. Ее широкие, неведомой глубины камины в любую минуту могут меня поглотить, но сейчас я не замечаю опасности, а только смотрю, смотрю, восторгаясь до слез.

В пещере горы Семлехедь я тоже видел на стенках белые гипсовые кристаллы. Там было действительно очень красиво. Совершенно прав ее открыватель Кесслер, когда, восхищенный увиденным, назвал ее подземным цветником. Но как далеко ей до красот пещеры Штражахедь!

Пытаюсь с чем-то сравнить покрытие стен: с кисточками для бритья, с ежами. Но нет, ни с чем не сравнимы эти состоящие из шести-восьмисантиметровых кристаллических иголок пушистые образования! Под ногами со звуком, похожим на звон стеклянного колокольчика, ломаются тысячи кристаллов, напоминая мне о том, что я хожу по нетронутой целине святая святых природы.

К сожалению, у меня нет другого выбора: куда бы я ни ступил, все равно что-то ломаю.

Находясь под впечатлением увиденного, забываю о времени, об усталости. Снова спускаюсь в более опасный и глубокий колодец. Впрочем, совершенно наугад, с таким же успехом я мог бы пойти в одном из трех других направлений. Здесь столько ходов, сводчатых залов и каморок, сплошь покрытых кристаллами, что нет сомнения: я обязательно заблужусь. Однако этот необыкновенной красоты брильянтовый лабиринт стоит риска. Да, ради таких впечатлений стоило родиться на свет, стоит преодолевать трудности, отдать жизнь!

Зал, в который я сейчас попал, отличается от предыдущих. Создается впечатление, что находишься в беседке, увитой розовыми и кремовыми гроздьями винограда. Нет слов, чтобы описать красоту хрупких каменных цветков, арагонитовых роз.

Ни с чем не сравнимы эти пушистые образования!
Ни с чем не сравнимы эти пушистые образования!

В то время я был уверен, что это самая красивая пещера нашей страны, но как мало знал я, имея двадцать один год от роду, о созданных природой красотах Венгрии! А сегодня уже мои знания и опыт разрешают сказать другое: я ошибся тогда в своих суждениях. Пещера Шаторкепуста, образованная поднимающимися из глубоких недр земной коры горячими минерализованными растворами, является уникальной по своей красоте!

Я осветил лампой идущий из Розового зала каменных цветов глубокий, довольно широкий и, как я заметил, расширяющийся книзу колодец. В него, однако, без веревочной лестницы я уже спуститься не мог.

Создается впечатление, что находишься в беседке, увитой розовыми и кремовыми гроздьями винограда
Создается впечатление, что находишься в беседке, увитой розовыми и кремовыми гроздьями винограда

Наверное, долго бродил я в этой подземной сокровищнице чудес. Очень долго. Потому что, когда вылез через неказистый вход пещеры на поверхность, солнце стояло уже высоко, бросая на землю яркие, ослепительные лучи. Всевидящее солнце приятно согревало мое уставшее тело, и я был очень счастлив, ведь даже оно не знало тайны, которой поделилась со мной этой ночью молчаливая Штражахедь.

* * *

Прибыв в Будапешт и горя нетерпением, я не смог дождаться вечера следующей среды и, отыскав Венковича в Институте геологии, рассказал ему свои впечатления о пещере Штражахедь. Иштван слушал мой восторженный рассказ несколько сдержанно. Я видел, что половине он не верит. Но даже и половины было достаточно для того, чтобы он пообещал: в воскресенье вместе поедем в Дорог поездом, а оттуда пешком пойдем к пещере.

В воскресенье ранним утром Пишта* вместе с Матильдой Никкл действительно был у Будайской железнодорожной станции. На станции Дорог наша маленькая экспедиция собралась в полном составе. Прежде всего мы отыскали братьев Вархиди, приславших нам письмо. Пишта хотел, чтобы они тоже пошли вместе с нами. В случае если пещера действительно представляет какой-то интерес, то им сразу на месте, как наиболее правомочным, он расскажет, как ее охранять. Семью Вархиди мы нашли легко. Их небольшая бакалейная лавка стояла на берегу речушки. К счастью, братья были дома: жизнерадостные Карчи и Руди, ставшие потом моими товарищами, были, однако, заняты и не смогли идти с нами. Но они рассказали, что на днях были в пещере и спустились при помощи троса в тот колодец, перед которым я остановился. Они считали, что нижние участки пещеры гораздо красивее разведанных мною верхних.

* (Пишта - ласкательное от Иштван.)

- Надо спуститься на десять-одиннадцать метров,- сказали они, - может быть, попозже и мы пойдем вслед за вами.

Погода не была такой чудесной, как пять дней тому назад: грязные серые тучи заволокли небо, и тихо по-осеннему накрапывал дождь. В двух километрах от Дорога мы миновали ферму Шаторкепуста (по этому месту мы и назвали впоследствии пещеру) и отсюда уже напрямик направились к виднеющемуся сквозь туман восточному склону горы Штражахедь. Поля, по которым мы проходили, были обезображены дотами, разбитыми огневыми точками и траншеями - печальными свидетелями недавно прошедшего мирового пожара.

В пещере я с волнением следил за выражением лица Венковича и его знакомой. Я был необычайно рад, видя их восхищение и удивление. Все-таки это большое дело, когда простой студент показывает известному спелеологу, и даже больше - заместителю директора Государственного института геологии, - такую пещеру и тот не находит слов для выражения своего восторга.

- Теперь, ты веришь, Пишта, что перед нами одна из красивейших пещер, образованная горячими источниками?

Да, Венкович верил, и, когда, пройдя первые шарообразные пустоты, мы попали в мир чудесных кристаллов, блестящих, как брильянты, его с трудом можно было уговорить идти дальше. Наметанным глазом специалиста он сразу определил, что мы имеем дело с гипсовыми образованиями особой кристаллографической структуры и арагонитовыми иглами. С первого взгляда он узнал в белых, похожих на вату образованиях, покрывающих стены, разновидность кальцита, называемую люблинитом. Я с благоговением слушал его, впитывая новые познания.

- Воды гейзера, образовавшие эту пещеру, очевидно, были сернокислые. Серная кислота, содержавшаяся в горячей воде, вступила в реакцию с известняком, образуя на стенах пустот гипс*. И сначала, наверное, безводный гипс - ангидрит. Присмотрись к штопорообразным белым кристаллам. Сначала это были, вероятно, кристаллы ангидрита, и только позже ангидрит, вступая в реакцию с водой, превратился в кристалл гипса. Последнее преобразование внутренней структуры происходило с увеличением объема; кристалл, набухая, скривился.

* (См. прим. 9.)

Я слушал и, действительно, все больше и полнее представлял себе историю образования пещеры. Когда я первый раз был здесь, то даже не заметил прозрачных, как капля воды, ромбических кристаллов кальцита, перемежающихся с гипсом. По мнению Пишты, возможно, что и твердая порода стала столь мягкой под действием горячей воды, содержавшей серную кислоту. Можно предположить, что она проникла в структуру известняка и там выделялся ангидрит. Позже, при образовании из него гипса, увеличение объема разрушало структуру породы, и поэтому так мягок здесь обычно плотный известняк.

Мы имеем дело с гипсовыми образованиями особой кристаллографической структуры и арагонитовыми иглами
Мы имеем дело с гипсовыми образованиями особой кристаллографической структуры и арагонитовыми иглами

- Но все это только предположения, а их необходимо еще доказать. Возьмем потом образцы породы со стен и в институте проведем их анализ. Если мои предположения правильны, то в образцах еще и сейчас мы должны найти гипс.

Так обменивались мы мнениями, впрочем, ни на минуту не переставая восхищаться и удивляться, ибо этим сказочным подземным белоснежным миром нельзя было налюбоваться досыта. В Розовом зале виноградных беседок Пишта, задумавшись, почесал затылок.

- Да, ты прав. Нужно было захватить с собой веревочную лестницу!

- Если братья Вархиди опустились при помощи веревки, то надо и нам попытаться, - начинаю беспокоиться я, боясь, что опять не пойдем дальше. Но Венкович разумен и осторожен. Он не разрешает спускаться по одной веревке в темный колодец неизвестной глубины. Мы с ним чуть не поссорились из-за этого. Я готов был заплакать от чувства своего бессилия. Пишту тоже разъедает любопытство. В конце концов приходим к соглашению: Матильду обвяжем вокруг поясницы веревкой и вдвоем опустим ее вниз. Из нас троих она самая легкая, и двое сильных мужчин смогут ее вытащить обратно. Матильда с удовольствием соглашается с таким решением вопроса. Мне нравится смелая молодая женщина.

Это образование может быть только кристаллом ангидрита
Это образование может быть только кристаллом ангидрита

- О, если бы моя мама все видела! Наверное, закричала бы от испуга и поскорее утащила бы меня отсюда, - говорит она.

Матильду без особого труда опускаем вниз. Отсчитываем метры по веревке, уходящей в колодец. На одиннадцатом девушка достигает дна и кричит нам голосом, дрожащим от волнения, что попала в самый рай. Мы с Пиштой около получаса сидим на краю колодца, покусывая от нетерпения губы. Матильда ушла на разведку сказочного Зала каменных цветов.

Все же те удивительные красоты, которые она там видела, нам посмотреть на этот раз не удалось. А чего только стоило поднять Матильду наверх!

* * *

Я разговаривал по телефону с Венковичем. Он сообщил радостную весть.

- Мне удалось договориться с директором Института геологии товарищем Салаи, чтобы меня командировали для научного исследования и составления плана пещеры. Тебя могу взять с собой в качестве рабочего, это будет достаточно для того, чтобы покрыть твои расходы по переезду и прочим мелочам. Работа рассчитана на четыре воскресенья. Значит, в следующее воскресенье приступаем! Конечно, мы захватим с собой веревочную лестницу и разные приборы для проведения измерений. Стеклянные баночки и коробки с ватой для образцов пород я уже приготовил. В институте все очень заинтересовались нашей пещерой, потому что мы встретились с действительно незаурядным явлением природы. Открывателем пещеры будет считаться тот, кто проведет ее научное исследование. Но мы сделаем так, чтобы и ты принял участие в публикации материалов. Таким образом, всем будет ясно, что не я один имею отношение к пещере горы Штражахедь.

Я был страшно рад, ведь все идет как по маслу! Да, еще вдобавок ко всему иметь возможность написать реферат об образовании пещеры. Как счастлива будет моя мать, когда увидит в печати научную работу сына! Не зря шагал я голодным от Будапешта до Дорога. А Пишта Венкович - настоящий друг!

* * *

Самая красивая часть пещеры действительно нижняя - Зал каменных цветов. После спуска через одиннадцатиметровый главный камин мы измерили этот наибольший зал пещеры. Длина его тридцать четыре метра, ширина - двадцать семь, а высота меняется от двух до шести метров.

Пришли к выводу, что здесь была горизонтальная расселина, полость которой под влиянием выщелачивающего действия термальной воды расширилась и изменила свой вид.

Покоряя великолепием и разнообразием форм, в этом зале царствует гипс: вытянулись от пола до потолка имеющие несколько метров в поперечнике, сверкающие белизной натечные гипсовые колонны и гипсовые деревья; стоят друг подле друга у главного камина три восьмиметровых арагонитовых столба; серебрятся покрытые двадцатисантиметровым слоем кристаллов арагонита и гипса стены, пол и потолок. Тут виднеются заросли извивающихся штопором гипсовых прутиков, там - сверкающие, подобно брильянтам, и напоминающие ежей скопления кристаллов арагонита. Измеряем самую длинную кристаллическую иглу: семьдесят сантиметров. Настоящая рапира. Все блестит, и при каждом движении карбидной лампы играют всеми цветами радуги мириады кристаллов. В одном месте на свешивающемся с потолка гипсовом занавесе можно, как на золотых звоночках, выстукивать целые мелодии. Сказочная картина!

Только спустя несколько часов приступаем к работе по составлению плана. В этом нам помогают пришедшие братья Вархиди. А помощь очень нужна, ведь необходимо провести измерения даже самых мелких деталей: направления скатов, углов возвышения пола и все время меняющихся сечений. Блокноты заполняются тысячами цифровых данных, и в лихорадочной работе мы не замечаем, что наше время истекло и нужно бежать к поезду.

Расстаемся с братьями Вархиди с тем, что они общими силами дорогских любителей природы приделают к входу пещеры крепкую железную дверь, ограждающую сокровище от посторонних лиц.

- На следующей неделе привезем к пещере крепкую, в два сантиметра толщины, стальную дверь от дота и хорошо зацементируем ее, - сложив руки рупором, кричит нам вдогонку Руди, когда из окон уходящего поезда мы машем им на прощание платками.

* * *

К 6 октября план был готов. Вернее, были проведены необходимые для его составления топографические работы. Вычерчивание самого плана и перенесение на нее цифровых данных можно уже делать сидя за письменным столом.

Братья Вархиди собрали из молодежи Дорога целую гвардию, которая с воодушевлением охраняла пещеру. Забетонировали закрывающую ее стальную дверь. Это было нелегкое дело! Дверь, которая весила два центнера, необходимо было установить в том месте пещеры, где один-единственный камин соединяет все ходы верхнего лабиринта. Но они сделали здесь настолько массивные ворота, что мы были совершенно спокойны: их не разломают. Установка двери была работой, которую невозможно оценить никакими денежными вознаграждениями. Только подлинная любовь к природе своего края придавала молодым энтузиастам силы и выдержку для такого труда!

Из-за неимоверной путаницы линий схема пещеры в Шаторкепуста стала походить на выкройку. 1 - Проекции каминов; 2 - Открытые участки пещеры; 3 - Гипсовые или арагонитовые столбы; 4 - Разность уровней между двумя поверхностями (рис. автора)
Из-за неимоверной путаницы линий схема пещеры в Шаторкепуста стала походить на выкройку. 1 - Проекции каминов; 2 - Открытые участки пещеры; 3 - Гипсовые или арагонитовые столбы; 4 - Разность уровней между двумя поверхностями (рис. автора)

Слава о сказочной гипсовой пещере распространилась с быстротой молнии. Почти все наши специалисты побывали здесь, чтобы своими глазами посмотреть эти уникальные пустоты. Однако ни они, ни многочисленные местные жители не могли удержаться, чтобы не взять с собой что-нибудь на память. Каждый раз мы замечали или нам с прискорбием сообщали братья Вархиди о новых опустошениях и пропажах. Стальная дверь была сделана очень вовремя!

И что вы думаете - и ее взломали! Взорвали ручными гранатами.

* * *

К концу ноября мы закончили вычерчивание плана. Это оказалось делом не особенно простым. Трудность задачи заключалась в изображении расположенных по всем трем измерениям разветвленных лабиринтов.

Гипсовая модель пещеры кристаллов в Шаторкепуста (рис. автора)
Гипсовая модель пещеры кристаллов в Шаторкепуста (рис. автора)

Камины и ходы мы могли изобразить в проекции только так, что линии, обозначающие их различные уровни, пересекались, а местами ложились одна на другую. Получалась неимоверная путаница, словно выкройка, какую вычерчивает портной. Не прояснилась картина даже тогда, когда линии, обозначающие разные уровни, мы нанесли неодинаковыми цветами. По этому плану мы порой и сами не очень-то уверенно ориентировались. Поэтому я решил во время зимних каникул дома в Дебрецене сделать гипсовую модель всей системы пустот - конечно, с пропорциональным уменьшением. С Венковичем мы договорились о том, что морфологию и историю образования пещеры буду описывать я, а он займется самыми интересными пустотами пещеры с точки зрения минералогии. К моему реферату желательно было показать объемные формы пещеры, а что лучше всего это сделать при помощи гипсовой модели и фотоснимков, я узнал от Вертеша.

* * *

В рождественские каникулы квартира моих родителей в Дебрецене была полна гипсовой пыли, как в свое время комнаты Лаци Вертеша. Но я относился к себе менее критически, чем тогда к нему. Три недели подряд с утра до вечера работал я над изготовлением модели. Сначала сделал основной остов из дерева, потом из проволоки и бумаги столярным клеем прикреплял к нему соответствующих размеров и форм отдельные детали. Гипсом покрывал модель только сверху, чтобы сделать ровной ее поверхность.

Какими полезными оказались сейчас данные многочисленных измерений ее различных участков! Модель была готова. Странное ветвистое гипсовое чудо высотой в сто девяносто сантиметров заполнило всю мою маленькую комнатку. Уменьшенные в двенадцать раз стояли передо мной знакомые шарообразные пустоты, широкие камины, Зал каменных цветов.

В двухстах шестидесяти километрах от горы Штражахедь - точная копия пещеры Шаторкепуста; пока это мой первый значительный труд.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостев Алексей Сергеевич разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://speleologu.ru/ "Speleologu.ru: Спелеология и спелестология"