Новости    Библиотека    Карта сайтов    Ссылки    О сайте



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Там, где начинался Киев

Одной из наиболее рано заселенных является Старокиевская гора. Здесь уже в VII в., как указывается в летописи, братья Кий, Щек и Хорив построили городок. Постепенно небольшое поселение, занимавшее северо-восточный мыс горы (территория усадьбы Исторического музея), разрасталось. В X в. на Старокиевской горе сооружают прекрасный архитектурный ансамбль, украшением которого были Десятинная церковь и княжеские каменные дворцы.

Осенью 1240 года, когда татаро-монгольские орды осадили и взяли Киев, на Старокиевской горе, в частности в Десятинной церкви, погибли последние его защитники.

Старокиевская гора исследуется археологами уже около 150 лет. О раскопках каменных дворцов и церквей, жилищ и ремесленных мастерских, находках кладов ювелирных изделий из золота и серебра имеется многочисленная научная и научно-популярная литература. А о том, что здесь есть и пещерные ходы, знает лишь узкий круг специалистов-археологов. Данные о них опубликованы в старых научных изданиях, которые почти недоступны широкому кругу читателей.

В "Сборнике летописей, относящихся к истории Южной и Западной Руси" (К., 1888), рассказывается, что в 1617 году при планировании Андреевского спуска (в часы Древней Руси - Боричев узвоз) киевляне натолкнулись на небольшой, вырезанный в толще горы пещерный ход. Длина его составляла более 6, а ширина - около 2 м. Находка вызвала значительный интерес. Земляные работы были приостановлены, и начались археологические исследования пещеры.

В одной из ее ниш стоял горшок, по выражению того времени, "ни с чем", т. е. пустой. Недалеко от горшка, на стене пещеры, была надпись "Павел". Было высказано предположение, что в ней жил какой-то пустынник по имени Павел. Исследователи XIX в. допускали, что пещера, найденная в 1617 году, принадлежала монаху Киево-Печерского монастыря Павлу, брату игумена этого монастыря Иоакова. Последний сменил Феодосия в 1077 году, По свидетельству летописи, печерская братия недолюбливала Иоакова, а со временем высказала ему свое недоверие. Иоаков и его брат Павел уходят из монастыря и, возможно, поселяются в центральной части Киева. Это предположение могло быть проверено палеографическим анализом надписи, но, к сожалению, она не была скопирована.

Дальнейшая судьба этой пещеры неизвестна. Возможно, ее раскопали, расширяя улицу, а может быть, засыпали, и она доныне находится недалеко от Андреевской горы.

Еще одна пещера на Старокиевской горе была обнаружена в начале XIX ст. Археолог А. Анненков, осматривая центральную часть Киева, заметил вблизи рехсвятительской церкви небольшой провал. В 1838 году археолог произвел в этом месте раскопки. На значительной глубине он обнаружил пещерный ход, который имел несколько изгибов и проходил под Десятинной улицей. Все осматривавшие пещеру сошлись на том, что она вырыта в твердом глиновидном лёссе и отличается значительным сходством с лаврскими пещерами как по форме стен и сводов, так и по конфигурации разветвлений. Насколько далеко тянутся эти пещерные коридоры, исследователи не установили, поскольку все ходы на некотором расстоянии от раскопа были забиты землей.

Члены киевского Комитета древностей, осматривавшие пещеру, сделали предположение, что она была выкопана "во время цветущего состояния как Киевского Великого княжества вообще, так и Киевской церкви в частности, следовательно, во время, предшествовавшее нашествию татар". Возможно, обнаруженную пещеру следует связывать с одной из самых давних церквей Киева - церковью св. Василия, которую построил вскоре после "крещения Руси" (988) Владимир Святославич на месте, где стояли языческие боги.

На территории, где был расположен древний Киев, хорошо известны, кроме упомянутых выше, подземелья Софийского собора. Кратко о них мы уже рассказывали, пытаясь определить их назначение.

Подробно знакомят нас с подземными пещерами Софии Киевской архивные материалы, датированные 1916 годом.

В отчете Киевскому обществу охраны памятников старины и искусства археолог А. Эртель пишет, что провал на усадьбе собора возник после проливного дождя. С целью технического надзора за работой в помощь археологу были назначены инженеры П. Голландский, В. Леонтович, В. Обремский.

Место обвала после очистки от мусора представляло собой почти правильной формы круглую яму, на дне которой на глубине 0,94 сажени (сажень = 2,134 м) видна была вершина каменного свода подземного прохода юго-западной ориентации.

В мусоре, забившем яму, и в самом подземном ходе обнаружены не только обвалившиеся сюда верхние слои земли с различными современными включениями, но и строительные остатки, т. е. кирпич, стекло, изразцы. Изразцы принадлежали сооружению XVII в. Отделка и орнамент были выполнены цветной глазурью. Среди битого кирпича XVII в. изредка попадались куски, сделанные в великокняжеские времена, а также обломки красного шифера. Здесь найдена шиферная плита размером в квадратный аршин.

Подошва хода, обнаруженная на глубине 2,10 саженей от поверхности земли, состояла из материкового лёсса. Высота хода от подошвы до вершины свода - 1,16 саженей. Ход от места обвала опускался вниз под углом 8° (такой наклон выдержан не везде). Невысокий слой мусора протянулся на 3 сажени, потом поднимался с наклоном вверх, заполняя ход. Через несколько саженей состав завала изменился.

После полного удаления нанесенной водой земли обследованная система ходов предстала в таком виде. Правая и левая стенки входной ямы (провала) сложены из кирпича непрочной кладки, преимущественно полуразрушенного.

Задняя стенка со стороны Софиевского духовного училища сплошь состояла из щебня и мусора. Отмечались нечеткие признаки того, что кладка могла тянуться и в сторону училища: начиная с устья хода резко менялся характер кладки. Ряды в верхней части выложены в соответствии с наклоном хода. Нижняя часть до пола сложена из разного размера камней - гранита, кварцита и других, которые, видимо, брались из строительных отходов. Подобный материал в большом количестве можно видеть на территории усадьбы собора в настиле мостовой. Далее, в глубине хода кладка переходит в правильную. На месте соединения обеих кладок заметны довольно широкие пазы, достаточные, чтобы вместить в них дверной проем. На существование других дверных проемов указывают найденные куски и остатки сгнившего дерева соответствующей формы. Ход выложен красным кирпичом на плохом растворе, но местами он перемежается с отличного качества кирпичом великокняжеского периода, который, видимо, взят из развалин Софийского собора или других сооружений времен Киевской Руси.

В связи с тем, что ход идет довольно круто вниз, швы кладки расположены соответственно наклонными рядами, а потом, немного ниже, выпрямляются в горизонтальные. Для перехода из наклонного положения в горизонтальное применялась особая прокладка из очень крепких тонких плиток (подового кирпича) сначала в два, а потом в один ряд. До конца первого участка хода, еще до поворота галереи влево, ряды всей кладки становятся горизонтальными, и в ней подовый кирпич исчезает.

Свод хода коробообразный, стенки вертикальные. Высота его от пола 1,28, ширина - 0,55 саженей. Пол после снятия наноса оказался состоящим из материкового лёсса.

На некотором расстоянии от входного отверстия ход идет в направлении с юга на восток на протяжении 5 саженей и здесь заканчивается прямоугольной камерой. С обеих сторон, немного выше уровня пола, расположены ниши, с левой стороны от входной ямы - большая и маленькая, с правой - две небольшие. Стенки ниш со всех трех сторон обложены кирпичом. На полу возле боковых стенок приделаны выступы (в один кирпич), а в середине передней части пола сделаны выемки. Выступы, видимо, предназначены для поддержания круглой бочки, кран от которой выступал наружу, а сама бочка располагалась в выемке.

В этой части хода найдена половина сломанного перламутрового крестика простой работы и серебряная монета (грошик) московского царского периода (очень стертая).

Кроме общего с ходом свода, прямоугольная камера имела немного выше места соединения с ним еще один не-большой свод, под которым найдены два вбитых в кирпич гвоздя. На них подвешивали фонарики (о чем можно судить по наличию копоти).

Надписей и каких-либо знаков в этой части не обнаружено.

Размеры камеры, которой заканчивался ход: длина 0,70, ширина 0,56 саженей.

В противоположном ходе и в правых его стенках расположены узкие ниши, назначение которых не удалось установить. Стенки камеры идут сначала вертикально вверх, образовывая нечто вроде канала с прямоугольным сечением, потом этот канал идет немного с наклоном (в северовосточной части сооружения) и на некоторой высоте (около 2 саженей) переходит в круглый вертикальный люк. Все это сооружение и сама камера обложены кирпичом. Кладка здесь более тщательная, хорошо отштукатурена и даже побелена известью.

Как показали исследования, люк на поверхности земли был расположен на проезжей части усадьбы Софийского собора и зафиксирован забитым в землю колом. Поскольку на этом месте проходили занятия школы прапорщиков, археологических исследований люка не производили. С подземным ходом он соединялся на глубине двух аршин. Это, безусловно, был лаз, т. е. приспособление для того, чтобы им пользоваться в случае перекрытия основного хода подземелья.

Эртель отмечает, что его исследования противоречат предположениям об использовании подобного лаза как погреба для хранения хозяйственных запасов. Открытое подземелье - это только часть неизвестного еще большого подземного сооружения, возможно военного характера или убежища на случай опасности.

От описанной камеры с лазом идет вторая и наиболее интересная часть хода. Здесь подземелье направлено под углом около 70° с востока на запад и довольно круто спускается вниз. Длина этого коридора, считая от точки пересечения, 6,30 саженей. Ширина колеблется между 0,44 и 0,66 сажени.

Коридор оканчивался тупиковой нишей и, очевидно, продолжения не имел, если не допускать возможности маскировки входа в какое-либо новое подземелье.

Конструктивно описываемый коридор значительно отличался от первого. Здесь галерея ниже, а обводы стен и сводов шире. Свод напоминает полуцилиндрическую сферу. Ниши со сторон хода устроены совсем иначе; они значительно шире и глубже, поэтому можно догадываться, что и назначение их было другим. Тупиковая ниша, которой заканчивался ход, имела в начале свода вентиляционное отверстие, устроенное так, как это делалось в местных подземных ходах, т. е. оно представляло собой круглый канал сравнительно небольшого диаметра, выходивший на поверхность земли. Около основы (в начале хода) расширенный канал шел с наклоном, видимо, с целью ослабления действия дождевой воды, проникавшей с поверхности земли.

Ход обложен кирпичом, но не весь. И видно, что облицовка по каким-то причинам не окончена; об этом свидетельствует кирпич, приготовленный для работы. Отделка ниш только начата.

В начале хода, на значительном расстоянии от места скрещения с магистральной галереей, в каменной облицовке имеются пазы, видимо, для дверных проемов, потому что здесь найдены обломки гнилых деревянных брусков. На полу удалось проследить три слоя земли, натоптанной людьми, ходившими коридорами.

Каменная облицовка стен начиналась со второго горизонта бывшего пола. Нижняя часть ниш плотно засыпана белым киевским песком (белый песок третичных киевских отложений есть на ул. Гончарной, в районе Андреевского спуска, Десятинного переулка и др.). Стены и своды ниш вырезаны очень правильно, чисто выглажены и покрыты темным налетом (темной коркой), характерным для очищенных лёссовых поверхностей. Такая корка типична для всех местных подземелий.

На сводах ниш, особенно перед концом хода, можно наблюдать, хотя и в небольшом количестве, воронкообразные углубления, являющиеся результатом работы проникающей воды. Наличие и количество таких углублений указывают на значительную давность этих галерей. На стенах заметны следы известняковых осадков.

Все это дает возможность считать, что северо-западный участок хода подземелья намного старше XVII в. и с некоторыми оговорками может быть отнесен к великокняжескому периоду.

Эртель отмечает, что датировать оба хода очень трудно, так как облицовка кирпичом магистральной галереи могла полностью изменить ее первоначальный вид, и к тому же неизвестно, является ли обнаруженное подземелье законченным самостоятельным сооружением или это часть целой системы подземных ходов центральной части древнего Киева, о существовании которых свидетельствуют частые обвалы земли в этой местности.

Эртель был убежден в том, что исследованные подземелья - лишь часть системы и они являются продолжением хода, обнаруженного ранее в усадьбе Зивала. Буровые скважины, сделанные по ориентации хода к зданию духовного училища, обнаружили на одной и той же глубине каменную кладку. Эртель установил, что кладка точно совпала с линией хода в усадьбе Зивала.

Председатель комиссии по исследованию подземной старины Б. Стеллецкий после сообщения А. Эртеля провел пробные раскопки в усадьбе Софийского собора, пользуясь указанной ориентацией зивалового хода. Шурф попал на каменную облицовку подземного хода. Следовательно, Эртель был прав.

Кроме описанной выше тупиковой ниши, в обследованной части Софийского подземелья всего шесть ниш - по три в каждой стене. Они в основном одинаковой конструкции и отличались лишь некоторыми деталями.

Входные отверстия ниш равны в среднем 0,40 сажени, глубина - от 0,66 до 0,67 сажени, высота - 0,60-0,73 сажени.

Особенно интересно устройство ниши 2. Ее вход такой же, как и у остальных, но потом, на расстоянии 1,06 сажени, пол ниши прерывался колодцем глубиной около 0,20 и шириной 0,30 сажени, который углублял нишу по всей ее ширине. В правой (от входа) стенке колодца на уровне основного пола ниши был небольшой, почти круглый лаз на ширину плеч человека, потом расширяющийся и образующий отдельную камеру. Последняя оканчивалась круглым тайником. Во время расчистки колодца нашли несколько углей, черепки горшков, немного сгнившего дерева и кости поросенка. Вид тайника указывал на то, что не так давно здесь были люди, видимо кладоискатели.

На противоположной входу задней стенке обнаружена надпись: "викопанi грошi рок (у)" - и знак неопределенных очертаний. В правом нижнем углу пола - вырытая ямка. Шрифт букв надписи типичен для конца XVII и начала XVIII в. (вероятнее - последнего), и четко видно, что углубления букв прорезали темную корку лёссовых стенок.

Под вентиляционной трубой обнаружен небольшой кусочек березовой коры с заболонью. Место, где лежала кора, дает основание полагать, что ее кинули в подземелье через люк еще тогда, когда он был открыт на поверхности земли. На обратной стороне коры (ее можно назвать дощечкой) надпись:"а ще кто найде сей ход тот найде велий клад Ярослав". Под надписью небольшая "концовка". Буквы надписи и его прямоугольное обрамление выцарапаны острым инструментом, а потом залиты чернилами. Буквы надписи - обыкновенный полуустав без каких-либо особенностей, позволивших бы судить о времени их написания. Только "концовка" с некоторой достоверностью может быть признана типичной для XVII в.

В конце отчета Эртель делает такие выводы:

  1. обнаруженная галерея - только часть большого подземного сооружения;
  2. ходы вырыты в далеком прошлом, видимо, в раннюю великокняжескую эпоху, потом использовались для различных целей, скорее всего военных, и, наконец, между XVII и XVIII вв. были засыпаны и забыты;
  3. ниши с приспособлениями для бочек не дают никаких оснований считать подземелье исключительно "винным погребом", ибо в бочках, как известно, в старину хранили не только вино, но и порох и высыпали его через краны, как жидкость;
  4. ниши второго ответвления хода служили, очевидно, не помещением для бочек, а кладовыми или усыпальницами (о чем свидетельствует их конструкция).

Существуют подземные галереи и на территории бывшего Михайловского Златоверхого монастыря. К сожалению, попасть в них очень трудно: все известные нам входы и выходы или занесены землей, или заложены кирпичом в позднейшее время. В 1965 году экспедиция по изучению пещер Киева, созданная при редакции газеты "Вечiрниi Кiев", пыталась проникнуть в подземелья Михайловского монастыря, но безуспешно. Несколько дней работы большой группы энтузиастов показали, что для удаления земли из пещерных ходов необходимо соответствующее техническое оснащение.

В связи с тем, что были проведены лишь незначительные разведочные работы, вопрос происхождения подземелий Михайловской горы остается нерешенным. Обследование кирпичных закладок входов показало, что появились они в XVII в.

Заканчивая описание наиболее известных пещер, расположенных в центральной части древнего Киева, можно сделать вывод, что пещеры около Андреевской горы, Трех-святительской церкви, софийские и Михайловские подземелья относятся к глубокой древности. Им не менее тысячи лет.

Вполне вероятно, что эти подземелья составляли единый комплекс с такими сооружениями, как Софийский со-бор, Трехсвятительская церковь, Михайловский монастырь. К сожалению, это только предположение, ибо оно не аргументировано достоверными научными данными. Об этом свидетельствуют лишь отдельные факты.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостев Алексей Сергеевич разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://speleologu.ru/ "Speleologu.ru: Спелеология и спелестология"